Ибн Баттута

Его имя часто мелькает на страницах исторических и краеведческих работ, воскрешающих прошлое Кавказских Минеральных Вод. Считается, что этот арабский путешественник по имени Ибн Баттута побывал в наших краях еще в ХIV веке и первым упомянул в своих ученых трудах о целебных ключах Пятигорья. Однако ссылки на источник сведений либо не приводятся, либо имеют расплывчато-неопределенный характер. Кто же он, этот загадочный географ из далекого средневековья, которому мы обязаны столь важным свидетельством?

Несколько строк ему посвятил знаменитый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, указавший единственную публикацию на русском языке небольшого отрывка из книги путешествий Ибн Баттуты. Этот отрывок под названием «Путешествие шейха Ибн Батуты в Золотую Орду в половине ХIV века» напечатал в 1841 году журнал «Русский вестник». Речь там идет о посещении в районе Пятигорья ставки золотоордынского хана Узбека: «Потом поехал я в табор султана, который был тогда на месте, называемом Биш-таг (пять гор) и вскоре достиг орды его, или лагеря, первого числа рамадана. Там увидели мы целый движущийся город, с улицами домов, мечетями и кухнями…».

Описанные события происходили в мае 1334 года. По словам Ибн Баттуты, «в этих пяти горах источники горячей воды, в которой моются… Всякий, кто вымылся в ней, исцеляется от болезней…».

Полное имя арабского географа Абу Абдаллах Мухаммед Ибн Абдаллах ал-Лавати ат Танджи. Полное название его книги по-восточному витиевато – «Подарок созерцающим о диковинках городов и чудесах путешествий». В конце ХIХ века известный востоковед В. Тизенгаузен включил воспоминания Ибн Баттуты об улусе Джучи в свой труд «Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды». На русский язык больше ничего не переводилось, а полные переводы его книги имеются на английском, французском, немецком, итальянском, шведском, чешском и польском языках; в арабских же странах описание его путешествий служит книгой для чтения в средней школе.

Ибн Баттута родился в 1304 году в городе Танжере (территория современного Марокко). Прологом к его странствиям послужило, видимо, намерение совершить хадж, то есть паломничество к святым местам. Но судьбе было угодно распорядиться так, что

странник, начав однажды свой путь, вернулся на родину через четверть века с лишком. Ибн Баттута посетил страны Ближнего Востока, проехал по всему Крыму и южной России, доехал до земли болгар на Волге. Затем из Астрахани с караваном греческой княжны, бывшей замужем за ханом Узбеком, он проехал в Константинополь, откуда вернулся в Золотую орду и отправился в Хиву, Бухару и Афганистан.

Описание маршрутов Ибн Баттуты заставляет вспомнить сказочного Синдбада-морехода: Индия, Цейлон, Китай, Суматра, Персия, Месопотамия, Сардиния, Гранада, центральная Африка. Ибн Батута не вел путевых дневников и лишь по возвращении из дальних стран продиктовал за три месяца впечатления и воспоминания своего затянувшегося круиза, еще, видимо, не подозревая, что этот рукописный труд сделает его в памяти потомков величайшим из всех путешественников, которых знали древний мир и средневековье. Окончил свои дни он в 1377 году.

Ибн Баттуту часто сравнивают с его старшим современником Марко Поло, хотя единодушного мнения тут нет: одни считают, что арабский географ в этом сравнении проигрывает, другие же находят, что достижения венецианца бледнеют рядом с поразительным трудом, которому была посвящена жизнь Ибн Баттуты.

Наиболее полная и яркая характеристика личности и деяний Ибн Баттуты принадлежит крупнейшему отечественному ориенталисту академику И. Ю. Крачковскому: «Он не был ни книжным географом, ни энциклопедистом, ни литератором. Он был человеком без особых дарований, и в его рассказах нет высоких мыслей или тонких замечаний; часто в них встречаются примеры доверчивого отношения к самым фантастическим рассказам. При всем том он много видел и сумел просто и точно рассказать о том, что видел. Судьба сделала из него географа, так сказать, волей-неволей и выработала в нем редкий для арабов тип u1087 путешественника ради путешествия, который обрек себя на скитания из неудержимой страсти к ним – и любопытства. Все свои знания, в противоположность громадному большинству арабских географов, он приобрел не из книг, а из личного опыта и бесед со случайными знакомыми. Интерес к местам у него был всецело подчинен интересу к людям, и, конечно, ни о каких изысканиях в области географии он не думал, но может быть поэтому его книга оказалась единственным в своем роде описанием мусульманского и вообще восточного общества в XIV в. Это – богатейшая сокровищница не только для исторической географии или истории своего времени, но для всей культуры той эпохи».

Жюль Верн в своей знаменитой «Всеобщей истории великих путешествий и великих путешественников» посвятил арабскому землепроходцу отдельную главу, а в последние годы и в нашей стране о нем вышли две книги – Г. Милославского и И. Тимофеева, обе под названием «Ибн Баттута», одна из них в серии «Жизнь замечательных людей».

За 26 лет Ибн Баттута объездил почти все нехристианские страны, известные в ХIV веке, проделав, по современным подсчетам, 75 тысяч миль. Не будем забывать, что один из его многотрудных путей пролег по предгорьям Северного Кавказа, где и по сей день возвышается пятиглавый великан Бештау, о котором впервые поведал миру именно он – великий путешественник Ибн Баттута.

Маркелов Н. Когда Бештау был не больше кочки. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *