Питер Симон Паллас

Первые сколько-нибудь подробные (и научные) описания Бештау стали появляться в печати с конца ХVIII столетия, когда к Кавказским водам проложили пути российские ученые. Если знаменитый лейб-медик Петра Великого доктор Готлиб Шобер, посланный императором в 1717 году для исследования минеральных вод на Тереке, только упомянул, что «в земле Черкесов Бештаугорских очень славится прекрасный кислый источник»,26 то Питер Симон Паллас, составив описание наших целебных ключей, не упустил случая подняться на вершину Бештау.

 

 

Паллас побывал на Кавказских водах в 1793 году. Его многочисленные научные труды издавались более на немецком и английском языках; одна из книг – «Путешествие по разным провинциям Российской империи» – хранилась в личной библиотеке А. С. Пушкина.

Отрывки из книги Палласа, посвященной Кавказу, приводятся, например, в упомянутой нами работе И. Апухтина «Гора Бештау и ее окрестности», но мы воспользуемся современным и более точным переводом с английского «Путешествия по южным провинциям Российской империи в 1793 и 1794 годах», выполненным И. А. Гориславским.

13 сентября 1793 года Паллас совершил восхождение на вершину, произведя с помощью барометра измерения высоты. По дороге он вел наблюдения горных пород, рельефа и растительного мира. «Так как я намеревался изучить Бештау, – пишет Паллас, – то я взобрался на эту гору 13 сентября. Она часто окутана облаками до самого основания, и только вершина остается чистой. Обширное основание Бештау значительно возвышается над уровнем рек Кумы и Подкумы… Бештау не имеет скалистых пород, а состоит из очень древних известняков, которые формируют эту горную местность. Здесь изредка встречаются окаменелости. Гора занимает все пространство между двумя реками, и деревьев на ней нет, хотя они растут на четырех ее смежных отрогах. Внутренней стороной они соединены так называемыми «ослиными мостами», между ними – обширные лощины или долины. В середине возвышается над всеми пятая вершина, достигающая облаков. Она конической формы, с довольно острыми углами и такая острая у вершины, что на ней едва ли поместятся 10 человек.

От главной вершины протянулись узкие отроги к четырем смежным вершинам. Имен- но за эту особенность гора обоснованно получила название Бештау, то есть «Пять Гор»… Ближе к самому высокому шпицу горы лес начинает редеть и переходит в карликовый. Кустарники растут на обрывистых выступах…

На вершине Бештау воздвигнута высокая пирамида из плоских камней, вокруг которых мы увидели ветви высоких деревьев. На камнях были нацарапаны надписи на татарском языке… К северу и востоку от Бештау, насколько можно охватить взглядом, простирается обширная равнина. В ясную погоду можно увидеть даже Кизляр и Каспийское море».

Чистота атмосферного воздуха в те давние времена позволяла, вероятно, достичь невооруженным глазом и морских пределов (по прямой линии от Бештау до западных берегов Каспия – более 300 километров), чего теперь лишены, увы, современные туристы.

Маркелов Н. Когда Бештау был не больше кочки. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *