Город имени Бештау

 

 

Нет сомнений, что своим названием Пятигорск обязан именно Бештау. Впрочем, не только названием, но и самим своим возникновением!

24 апреля 1777 года государыня императрица Екатерина II подписала указ о строительстве Азово-Моздокской укрепленной линии, дабы оградить южные российские пределы от набегов и разбоя.

В состав линии первоначально входило десять крепостей. Однако время и первый же опыт пограничной жизни в предгорьях Кавказа заставили сделать незамедлительные дополнения. На имя светлейшего князя Г. А. Потемкина последовал рапорт о необходимости сооружения крепости в районе Бештовых гор: «Хотя при поднесении всеподданнейшего Ея Императорскому Величеству от вашей светлости доклада о заведении линии и не полагалось крепости при Бештовых горах по неизвестности испытанных дерзновений кабардинского народа и в рассуждении подданства к Самодержавному ее Величества скипетру, но как по обстоятельствам открылось, что кабардинцы соединяясь каждый раз под теми горами с кубанцами, беслиненцами и прочими своими соседями, все советы, все приуготовления свои к злодейству устраивают там и в случае погони находят свое закрытие в ущелинах их, то для пресечения таковых скопищ и для предудержания от злодейства весьма за нужное полагаю я там построить сверх прежде аппробованных одно укрепление сообразное прочим крепостям…».

Рапорт направлен из лагеря святого Павла 23 июля 1779 года и подписан генерал-поручиком Якоби. Кто же сей доблестный муж, давший самый первый толчок к возникновению знаменитого теперь Пятигорска?

 

Иван Варфоломеевич Якоби – астраханский военный губернатор, которого Потемкин рекомендовал императрице для командования Кавказской линией «как испытанного уже в пограничных делах начальника, который… отправляя тамошние пограничные секретные дела, с лучшею удобностию может управлять и оною линиею, нежели другой военный начальник».

Еще осенью 1776 года И. В. Якоби совместно с подполковником И. И. Германом (будущим победителем турецкого сераскира Батал-паши) провел рекогносцировку местности. А вскоре он был определен командиром Кавказского корпуса, одновременно с ним Суворов – командиром Кубанского корпуса. В «Историческом очерке Кавказско-горской войны», составленном подполковником Семеном Эсадзе (1909 г.), о Якоби говорится следующее: «Соединив в своих руках военное и гражданское управление краем, Якоби является первым самостоятельным деятелем в ряду кавказских правителей».

Та роль, которую волею истории И. В. Якоби сыграл в кавказских делах, была как бы прологом к недалекому уже по времени учреждению наместничества на Кавказе. Его усилия были направлены на сооружение укрепленных пунктов Азово-Моздокской линии. При слиянии Малки и Терека была основана Екатериноградская крепость, ставшая вскоре резиденцией наместника. Именно отсюда начинался долгий путь через предгорья и хребты Кавказа к Тифлису, известный под названием Военно-Грузинской дороги.

При Якоби были основаны крепости Георгиевск и Ставрополь, сыгравшие впоследствии столь значительную роль в освоении русскими Северного Кавказа. В Георгиевской крепости располагалась штаб-квартира военного командования действующей русской армии. Здесь 24 июля 1783 года был подписан трактат о переходе Восточной Грузии под протекторат России.

С возникновением в 1802 году огромной Кавказской губернии (от устья реки Лабы до Каспийского моря) губернским городом становится Георгиевск, а после преобразования губернии в область в 1822 году роль областного центра была отведена уже Ставрополю.

24 апреля 1803 года государь император Александр I направил рескрипт инспектору Кавказской линии князю П.Д.Цицианову с приказанием «приступить к устроению всех тех заведений, кои для удобства врачевания и для выгодных больных в обоих местах признаются нужными».

 

Что касается крепости, возведенной на берегу Подкумка под сенью пятиглавого Бештау, то она получили название Константиногорской – по имени великого князя Константина Павловича, внука Екатерины ІІ, родившегося в 1799 году. Близ крепости, у целебных ключей, вскоре возникло поселение Горячие воды, дальнейшая известность которого связана была уже не с успехами русских войск, а с успехами русской литературы. Когда же поселение это преобразовывалось в город, то решено было «дать оному название Пятигорска, по уважению, что гора Бештов, к подошве которой прилегает предназначенное для сего города место, известна под сим именем и в древних Российских летописях»,23 что и было утверждено указом правительствующего сената от 14 мая 1830 года.

Имя, пришедшее к нам из мрачных глубин истории, ныне волею человека унесено в глубины космоса: в честь 200-летия города малая планета под № 2192, открытая 18 апреля 1972 года, получила название Пятигория.

Контуры горы Бештау изображались на гербах Пятигорска, первый из которых был высочайше утвержден 7 сентября 1842 года. Приводим его описание из гербовника, составленного П. П. фон Винклером: «Щит разделен на две половины: в верхней герб Кавказской области, а в нижней, в голубом поле гора Бештау (или Пятигорье) с вытекающим у подошвы ея источником минеральной воды».

В верхней части герба Кавказской губернии (и Пятигорска) был изображен двуглавый российский орел, сидящий на вершине Кавказа, а под ним – цепи Прометея.

Маркелов Н. Когда Бештау был не больше кочки. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *