Аул Гуниб

Гуниб. Снизу как-то даже трудно оценить, насколько величественна гора, на которой расположился этот достаточно большой аул с населением около 2500 человек. Гуниб даже не расположился — он буквально лепится на карнизах огромной скалистой горы, называемой в старину Гуни-Меэр, то есть «гора как стог сена». Разница между самыми нижними и самыми верхними постройками Гуниба составляет по высоте около 700 метров.

Лепится на карнизах скалистых гор

Со дна ущелья видно высокую скалу, доверху застроенную домами. Этот вид уже впечатляет. Но каково же удивление путешественника, когда он, поднявшись по асфальтированному серпантину на верхушку скалы, оказывается в центре аула на большой базарной площади. А над ней вздымается еще одна не менее впечатляющая скала с такими же «прилепленными» к ней домами.

Центральная площадь аула Гуниб служит главным торговым местом. Сюда привозят сено, овощи и фрукты, одежду, причем, не национальную, а вполне городскую, «фирменную», как говорят. К площади примыкают магазины, иногда весьма городского вида. Так, среди них имеется сияющий тонированными стеклами супермаркет, где продаются экзотические фрукты.

Здесь же поблизости в здании бывшей полковой церкви находится сейчас небольшой краеведческий музей, в котором выставлены археологические находки, а также старинные предметы быта жителей Гунибского района. Аул является одним из райцентров Дагестана, а в дореволюционное время был центром одноименного округа Дагестанской области. Вообще нынешний Гуниб был основан в 1862 году как одна из самых мощных русских крепостей в горах Кавказа. Основное население здесь составляли солдаты и офицеры местного гарнизона. Жили они в специально отстроенном и засаженном тополями городке с чистенькими белыми домиками под ярко-красными крышами.

В Гунибе были православная церковь и мечеть, видимо для местного мастерового и прочего люда, обслуживавшего гарнизон. Причем находились два храма совсем близко друг от друга. Поскольку поселение было сугубо военным, женщин насчитывалось мало — всего около двух-трех десятков. Для культурного времяпровождения офицеров и их жен в Гунибе действовал клуб с танцами, бильярдом и читальней. Дрова для отопления помещений и приготовления пищи приносили в Гуниб горские женщины.

В 1873 году в семье служившего здесь русского генерала Д. Комарова родилась дочь, которая стала известной русской и советской писательницей. Это была Ольга Форш (1873-1961) — автор многих романов, сатирических рассказов, киносценариев. Гуниб стал одним из мест России, которые запечатлел в начале ХХ века на своих уникальных цветных снимках знаменитый русский фотограф С.М. Прокудин-Горский. В Гунибе побывал и запечатлел затем в своих батальных работах художник Ф. Рубо. Посетил Гуниб в ходе своего путешествия по Дагестану скульптор и художник Е. Лансере. Зарисовывал знаменитое селение и И.К. Айвазовский.

Рядом с краеведческим музеем на верхушке небольшого скального уступа находится памятник «Журавли», посвященный павшим в боях Великой Отечественной войны. Это только один из серии подобных памятников, которые некогда устанавливались в различных городах Советского Союза. Уже от памятника открывается красивый вид на долину реки Каракойсу. Как на ладони предстают скальные уступы горы Гуни-Меэр, водопад, низвергающийся с одного из них. На юге поднимаются высокие, покрытые луговой растительностью горы. На этих горах расположены селения, порой у самых вершин.

Села Ругджа и Комунна

На головокружительной высоте находится старинное аварское село Ругуджа. На достаточно большой высоте раскинулись селения Бацада, Хопор, Хадуб и другие. Внизу крупное село Коммуна, окруженное ухоженными, будто бы игрушечными садами. А сады здесь роскошные. В очередной раз удивляешься трудолюбию горцев Дагестана. Хотя воды в этих горах немало, но и сейчас больших усилий стоит подвести ее именно к саду или полю, а о старых временах и говорить нечего. Земледельческие террасы в этих местах, покрывающие доверху склоны гор, пережили не одно столетие. Над садами села Коммуна возвышается скалистый хребет Зитила высотой около 1900 метров над уровнем моря. Когда видишь эту панораму, то дух захватывает, и вспоминаются строки, которые посвятил Дагестану великий русский поэт и писатель, нобелевский лауреат Иван Бунин:

Насторожись, стань крепче в стремена.
В ущелье мрак, шумящие каскады.
И до небес скалистые громады
Встают в конце ущелья — как стена.
Над их челом — далеких звезд алмазы,
А на груди, в зловещей темноте
Лежит аул: дракон тысячеглазый
Гнездится в высоте.

От центральной гунибской площади дорога продолжается в виде привычного здесь серпантина с крутыми поворотами. Над ней нависают ажурные балкончики. Много домов с застекленными и не застекленными верандами, симпатичных и аккуратненьких особнячков. Иногда в какой-нибудь усадьбе можно увидеть огромную глыбу известняка. Такими повсеместно усеяны склоны горы. И когда в Гунибе строили дома, то убрать такие глыбы ни у кого не было возможности. Поэтому они и сейчас лежат во дворах или прямо на обочине серпантинной дороги. Выше жилых домов села Гуниб, справа, над дорогой — нарисованный краской на камнях портрет имама Шамиля на зеленом фоне, поскольку зеленый — священный цвет ислама.

Орлиное гнездо

В некоторых местах узкая дорога укреплена мастерски сложенной из камня подпорной стенкой. Наконец, дорога проходит через ворота русской цитадели XIX века и входит в очень уютную и защищенную от ветров долину. Ворота раньше назывались в честь князя Барятинского — наместника Кавказского. Еще их называли «аркой в память пленения Шамиля». На территории цитадели в советские годы функционировала турбаза «Орлиное гнездо».

На самом деле гора Гуни-Меэр — это плато, окруженное со всех сторон скальными обрывами. И оно имеет по центру довольно причудливую вогнутость — эту самую долину. В начале ХХ в. путешественник Е. Марков так описывал Гуни-Меэр: «Тупая пирамида Гуниба имеет в нижнем обхвате своем не менее 30 верст. Горы и утесы самого разнообразного вида со всех сторон заслоняют и защищают подступы к ней… Подумаешь, гунибская гора — чистый вулкан. Она вся кругом обсыпана низвергающимися сверху камнями и облаками скал, будто грозный редут ядрами… Целый хаос разрушений у подножий ее… Древние сказали бы, что с Гуниба титаны бомбардировали небо кусками скал, а боги отвечали им сверху таким же градом камней…».

Во внутренней долине горы Гуни-Меэр находятся особняки в виде «романтических замков», принадлежащие обеспеченным махачкалинцам и жителям других мест республики. Здесь произрастает смешанный лес, который чем-то напоминает леса Архыза в Карачаево-Черкесии. На некоторых участках этого леса преобладают березы. Здесь они достаточно тонкие и корявые, покрытые «ветвистыми» лишайниками — показателями хорошего экологического состояния. У Гамзатова есть строки:

Облака клубятся беглые,
Темен каменный обрыв,
А над ним березы белые
Встали, руки заломив.
Их вознес на кряж зазубренный
Шамиля какой наиб?
Ты прощай, прощай, возлюбленный,
В небо врубленный, Гуниб.

В березовом лесу находится беседка-ротонда, построенная в 1893 г. над камнем, на котором сидел кавказский наместник князь А.И. Барятинский, когда к нему вышел имам Шамиль и объявил, что более не будет воевать с Россией. Имам к тому времени потерял почти всех своих сторонников. Мирное же горское население далеко не везде поддерживало имама. Даже аварцы, соплеменники Шамиля, придерживались разных взглядов. Были аварцы, жившие так называемыми «вольными обществами», а были жившие в феодальном Аварском ханстве, которое оказалось ликвидировано предшественником Шамиля Гамзат-Беком. Царь с почестями принял плененного имама. Шамиль получил дорогие подарки и был поселен вместе со своей семьей в Калуге.

В 1868 г. имам переехал на жительство в Киев, где климат был более мягким. В 1870 г. Шамиль отправился в паломничество и, посетив Мекку, поселился в Медине, где и скончался в 1871 г. в возрасте более 70 лет. Пленение имама Шамиля стало важным историческим моментом, о котором много писали, увековечивали это в произведениях искусства. По мотивам этого события были созданы живописные полотна известных художников Франца Рубо и Теодора Горшельта.

Среди леса, выше беседки находится так называемая Царская поляна. Во время визита в Дагестан императора Александра II в сентябре 1871 г., здесь было устроено большое застолье в честь окончания Кавказской войны. До сих пор еще сохранились остатки канав, борта которых служили в качестве скамеек. На возвышениях же находились столы, накрытые яствами.

Своим последним оплотом незадолго до пленения Шамиль избрал один из самых неприступных аулов аварского вольного общества Андалал. Всего, кстати, аварских вольных обществ было около 30. Андалал, как одно из них, объединял 17 горных селений.

Малозаметные развалины аула Верхний Гуниб или Старый Гуниб находятся в нескольких сотнях метров выше детского астматического санатория. Расположен Старый Гуниб на клиноподобном мысу с обрывистыми краями. После того, как Шамиль сдался, аул был полностью разрушен. Сейчас неподалеку находится только общежитие для сотрудников санатория, построенного для лечения детей, больных бронхиальной астмой. Гуниб используется с советских лет как горноклиматический курорт. Сотрудники обзавелись огородами, на которых выращивают овощи и кукурузу. Последняя была известна в этих краях уже в XIX столетии.

Однако детский санаторий — не самый высоко расположенный объект в Гунибе. Еще выше него находится уникальный высокогорный ботанический сад Дагестанского научного центра РАН, действующий с 1986 года. Здесь собрано около 600 видов местных растений, среди которых есть реликты, например, береза Радде, имеющая красноватую кору; а также некоторые виды плодовых деревьев и кустарников, которые хорошо плодоносят в условиях высокогорного климата.

Источник: В.С. Яновский. Северный Кавказ от Адыгеи до Дагестана

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *